Евгений Востриков предлагает Вам запомнить сайт «КАК БЫ НАУКА Авторский проект Евгения Вострикова»
Вы хотите запомнить сайт «КАК БЫ НАУКА Авторский проект Евгения Вострикова»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

«Экстраординарные заявления требуют экстраординарных доказательств». Карл Саган, астрофизик

Тривиальная графология Часть 1

развернуть

Автор материалов "Тривиальная графология" Е. Востриков

 

Мы можем принять меры против тех, кто предвзято относится к чернокожим, евреям, или женщинам, но не принимаем мер, если организации отказывают в должности или кредите кому-либо, чей грех только в том, что он пишет t и s странным способом.

                                                                                                                                      Barry L. Beyerstein, Ph.D.

 

Гамлет. Вот флейта. Сыграйте на ней что-нибудь.
Гильденстерн.
Принц, я не умею.
Гамлет.
Пожалуйста.
Гильденстерн. Уверяю вас, я не умею.
Гамлет.
Но я прошу вас.
Гильденстерн.
Но я не знаю, как за это взяться.
Гамлет.
Это так же просто, как лгать. Перебирайте отверстия пальцами, вдувайте ртом воздух, и из неё польётся выразительнейшая музыка. Видите, вот клапаны.
Гильденстерн.
Но я не знаю как ими пользоваться. У меня ничего не выйдет. Я не учился.
Гамлет.
Смотрите же, с какой грязью вы меня смешали! Вы собираетесь играть на мне. Вы приписываете себе знание моих клапанов. Вы уверены, что выжмите из меня голос моей тайны. Вы воображаете будто все мои ноты снизу доверху вам открыты. А эта маленькая вещица нарочно приспособлена для игры, у неё чудный тон, и тем не менее вы не можете заставить её говорить. Что ж вы думаете, я хуже флейты? Да объявите меня каким угодно инструментом, вы можете расстроить меня, сломать наконец, но играть на мне нельзя.

                                                                                                                        Уильям Шекспир. Гамлет.

Введение

По-видимому, каждый, кто станет читать этот материал, согласится со следующим высказыванием И.П. Павлова: "В сущности, интересует нас в жизни только одно: наше психическое содержание".
  Самое общее уточнение могло бы состоять в том, что познание "психического содержания" - дело не только науки, но и других видов человеческой деятельности, таких, например, как искусство или религия. Если же рассмотреть лишь один вид деятельности - науку, то и здесь оказывается, что "психологическое содержание" исследуется представителями как естественных, например физиологии, так и общественных наук, к которым принято относить психологию. Контакты между названными науками, возникающие при решении проблем, представляющих взаимный интерес, часто "искрят", что вызывает у многих физиологов и психологов желание изолировать свою дисциплину, оградить ее от посторонних посягательств. Такое "искрение", как показывает практика, происходит не только между науками, но даже внутри них самих.
  Характерным случаем такого внутреннего "искрения" является графология - предмет психологии изучающий почерк в контексте отражения в нем психического содержания. Если в период зарождения этого направления в психологии, когда понятия бессознательного еще не существовало, "привязка" особенностей письма к психологическому осуществлялась методом притягивания за уши. Причем вначале производился "анализ" почерка всем известных личностей по уже известным чертам характера (Но ведь по другому и быть не могло. Кому, к примеру, интересна личность какого-нибудь безызвестного мсье придворного садовника? А вот почерк, скажем, императора, политического деятеля или известного философа представлял явный интерес хотя бы потому, что они всегда на виду), а затем полученные результаты, не имеющие под собой сколько нибудь значимой теоретической подоплеки, обобществлялись на всех остальных. Вполне очевидно, что случались и, хоть и не частые, но совпадения. А их и не могло не быть. Ведь как очень метко заметил в свое время древнеримский писатель Теренций: - "Я человек, ничто человеческое мне не чуждо". Тем более что в графологии до сих пор принято оперировать такими сверхобобщениями как, например - добрый, злой, упрямый, безвольный, склонный ко лжи, скрытный, надежный, ненадежный, нервозный, спокойный, умный  и т.п. Ясно даже студенту-троечнику, что каждое из подобных сверхобобщений состоит из достаточно большого числа нюансов, как раз и придающих им тот или иной эмоционально-нравственный оттенок. Каждое из них в сущности не дает сколько ни будь полезной информации о личности и имеет значение, осмысливается лишь в контексте конкретной ситуации. Позже, когда в психологию с триумфом, благодаря гению Зигмунда Фрейда, вошло понятие бессознательное - альтер Эго, графология получила в свое распоряжение возможность теоретически обосновывать связь особенностей письма с теми или иными особенностями характера личности. Но стереотипы заложенные еще в период расцвета графологического ренессанса так и не позволили графологии превратиться из сомнительного направления, обыденного знания в психологии в самостоятельное научное знание. Причиной такого фиаско как раз и стало, так называемое "искрение" контактов - изучение зависимостей особенностей почерка с психическим содержанием лишь в свете фрейдизма с полным игнорированием таких смежных дисциплин как биология, физиология, нейропсихология, педагогика, философия и, как ни странно, психология.

"Изоляция какой-либо дисциплины есть верный показатель ее ненаучности", - справедливо заключает известный философ М. Бунге, отвечая на вопрос: "Является ли психология автономной дисциплиной?"  


Давайте поразмышляем.

  На определенном этапе обучения письму у человека начинает вырабатываться устойчивый функционально-двигательный комплекс навыков или привычных движений, обеспечивающий в дальнейшем основу почерка. А неповторимую индивидуальность его почерку придают уже другие факторы. Не смотря на то, что подавляющая часть использующих в своей практике рукописный вариант письменной речи, когда-то училась писать по прописям, почерк большинства из нас лишь в общих чертах напоминает строгую однообразность норм прописи.
  Какие же факторы влияют на формирование неповторимой конфигурации как почерка в целом, так и отдельных знаков? Каков механизм этого влияния? Как соотносятся особенности почерка с репрезентативной системой человека? В каких случаях следует говорить о постоянных признаках, отражающих психические свойства личности, его характер, а в каких о признаках, возникающих под воздействием временных влияний – психических состояний? Каким образом дифференцировать одни от других?
  Ни один из пишущих сегодня о графологии не утруждает себя этими вопросами и не только для корректной работы с клиентом, но даже и для себя самого. Я уже не говорю об этических стандартах психолога, о таких категориях как валидность и надежность предлагаемой ими методики. Используется определенный набор догм раз и навсегда укоренившийся со времен Мишона и Ламброзо.
  Для того, чтобы хоть немного прояснить суть проблемы попробуем разобраться в том:

1. Что же такое психическое состояние?

2. В чем разница между ним и психическим свойством личности?

3. Какая связь между почерком и этими двумя категориями?

4. В чем же состоит механизм индивидуализации почерка?
 


Опубликовал , 02.04.2010 в 20:48
Статистика 1
Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии